Журналист, переводчик, писатель

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ДИАГНОЗА

Презентация в библиотеке «Фолиант» МБУК ТБК книги Д. А. Донцовой

«Я очень хочу жить. Мой личный опыт». Кинолекторий «Дарья Донцова. Наедине со всеми» — к 7 июня 2017 года — 65-летнему юбилею со дня рождения российской писательницы

Звезды тоже люди, но кое-чем от простых смертных отличаются. Потому что борьба с болезнью перестает быть их личным делом и становится источником мужества для всех.

7 июня 2017 года Дарья Донцова, российская писательница, сценаристка и телеведущая, автор «иронических детективов», член Союза писателей России, лауреат ряда литературных премий, празднует свой 65 -летний юбилей. А пять лет назад, в 2012 году она выпустила автобиографическую книгу «Я очень хочу жить. Мой личный опыт». Это — не детектив, а предельно откровенное описание личного опыта, который она обрела в борьбе за жизнь, и простые советы от женщины, пережившей рак молочной железы. Это — рассказ о ее моральных и физических ощущениях, о минутах отчаяния и о том, что придавало ей сил.

Побывав в библиотеке «Фолиант» на кинолектории, посвященном 65-летнему юбилея Дарьи Донцовой, читатели чуть ближе прикоснулись к биографии писательницы, посмотрели два видеоролика из цикла «Наедине со всеми», записанных в разное время. В них автор и телеведущая рассказывает про свою книгу о борьбе с раком. Узнали, почему она хотела женить своего мужа на подруге, почему онкологические больные умоляюще смотрят ей в глаза и просят: «Дайте нам что-нибудь свое!» и почемумногие фанаты творчества писательницы считают, что ее автограф приносит удачу.

Дело в том, что Д.А. Донцова заболела раком груди в 1998 году. Она попала в больницу уже на четвертой стадии болезни и перенесла три операции. Надежды на полное выздоровление практически не было, но смелая женщина не падала духом и смогла побороть страшное заболевание. Она — оптимист по жизни, и свои иронические детективы начала писать, лежа в больничной палате, чтобы отвлечься от страшной реальности. В итоге, ей не только удалось избежать депрессии, но и полностью излечиться.

Поэтому Дарья Аркадьевна хотела, чтобы ее автобиографическая книга стала своеобразным талисманом для тех, кто сейчас борется с болезнью, чтобы она принесла им удачу. Чтобы девизом этих людей стали слова: «Никогда не сдавайся!». Только вот откуда она сама черпала силы?

Но сначала немного биографии.

Журналист, переводчик, писатель

Настоящее имя писательницы — Агриппина Аркадьевна Донцова, в девичестве Васильева. Родилась она 7 июня 1952 года в Москве и летом 2017 года будет отмечать свой 65- летний юбилей. На момент рождения дочки родители еще не были официально расписаны, так как отец еще состоял в предыдущем браке. Родители Агриппины оформили свои отношения лишь в 1959 году, а дочку назвали в честь бабушки. Аркадий Васильев был писателем, а мама Тамара работала в Москонцерте режиссером.

Одноклассники к девочке относились прохладно. В школьные годы Агриппина не отличалась особыми успехами. Она с дошкольного возраста с удовольствием изучала иностранные языки, но точные науки ей не давались. Ее две няни — француженка и немка — на русском почти не говорили, поэтому Груне волей — неволей пришлось учить языки, особенно хорошо ей давался немецкий.

Первое время семья Васильевых жила в бараке. Когда же его расформировали, Агриппине с бабушкой пришлось почти год жить без родителей, потому что комната, которую выделили семье, была слишком маленькой. Лишь в 1957 году Васильевы получили новую просторную квартиру в новостройке рядом со станцией «Аэропорт».

Родители заботились о развитии дочери и решили отдать ее в музыкальную школу, но оказалось, что девочка полностью лишена способностей к музицированию.

В 1964 году, еще будучи школьницей, Агриппина вместе с отцом побывала в ФРГ- местное издательство собиралось издать его произведение. Из Германии девочка привезла с собой множество книг на немецком языке, в основном, классику детективной литературы.

Имея гуманитарные склонности, девушка поступила в МГУ на факультет журналистики. Окончив университет, Васильева устроилась в сирийское консульство СССР переводчиком французского. Спустя два года возвратилась из Сирии и семь лет работала журналистом в печатных изданиях «Отчизна» и «Вечерняя Москва».

Первая повесть была написана в 1984 году, но в журнале «Юность» литературные пробы девушки никого не заинтересовали. Впрочем, Васильева не отчаивалась и попробовала себя в другом жанре.

В 1999 году появился первый детектив «Крутые наследнички» под псевдонимом Дарья Донцова. Героиней была Даша Васильева, которая волею случая занялась частным сыском. Эту веселую, жизнерадостную и интересную книгу Донцова писала, лежа в больнице в онкологическом отделении. Когда же Дарья закончила лечение, к печати уже было готово пять произведений. Первый детектив был воспринят читателями «на ура», все хотели продолжения, и оно, конечно же, последовало.

Сегодня писательница работает не только в детективном жанре. Она также является автором книги «Кулинарная книга лентяйки», где в виде простых пособий представлены самые доступные рецепты для начинающих хозяек. Также Донцова написала книгу автобиографического характера — «Записки безумной оптимистки». Но, конечно, известность и благосостояние Дарье принесли ее детективы. По их мотивам были отсняты сериалы, где главными героями стали Даша Васильева, Иван Подушкин, Евлампия Романова и Виола Тараканова.

На протяжении ряда лет по официальным данным Российской книжной палаты Донцова занимает первое место в России среди авторов взрослой художественной литературы по суммарному годовому тиражу издаваемых ею книг.

Существует мнение, что под брендом Дарья Донцова работает целая команда писателей, так называемых «литературных негров». Это связано с тем, что всего за 15 лет творчества под именем Дарья Донцова было выпущено более 180 книг. Для одного человека написать такое количество книг физически сложно.

Выпуском книг Донцовой занимается издательство «ЭКСМО», их общий тираж составляет более 230 миллионов экземпляров. Каждый новый роман писательницы оказывается непременным бестселлером. В российской Книге рекордов Гиннеса Дарья Донцова записана как самый плодовитый автор, так как она смогла написать более ста произведений всего за десять лет.

А еще Дарья Донцова — троекратная обладательница премии «Писатель года», дважды получала премию «Бестселлер года» от газеты «Книжное обозрение». Она является лауреатом конкурса «Книга года». В 2003 году на литературной площади звезд на Страстном бульваре в Москве появилась звезда Донцовой. В 2005 году писательница получила Орден Петра Великого Первой степени с лентой за заслуги в сфере литературы и большой личный вклад.

Сегодня оптимистичные романы Донцовой читают не только в России или странах бывшего СССР, но и в Китае, а также в Западной Европе. Их даже считают лекарством от депрессии.

Диагноз или приговор?

И все же вдохновляющая книга «Я очень хочу жить. Мой личный опыт» стоит в творчестве писательницы особняком.

Нужно признать, что у Дарьи Донцовой феноменальная память. На лица, номера телефонов, имена, события, услышанные однажды истории. Но больничный период, по логике, она должна хотеть забыть. Ради душевного комфорта и по примеру других, прошедших через подобные испытания. Но Дарья не захотела. Более того, рассказами о пережитом страхе, отчаянии, о своей борьбе с тяжелой болезнью и — как итог — выздоровлении Дарья Донцова помогла тысячам, десяткам тысяч людей обрести надежду и не читать диагноз «рак» как смертный приговор.

— В июле 1997 года мы с мужем (Александр Иванович Донцов — доктор психологических наук, профессор МГУ, академик РАО), дочкой Машей, подругой Оксаной Глод (хирург-эндокринолог, в серии романов про любительницу частного сыска Дашу Васильеву выведена под реальной фамилией) и ее сыном Денисом отправились отдыхать в Тунис, — вспоминала писательница.- Через неделю я заметила, что грудь перестала умещаться в верхней части купальника. И несказанно этому обрадовалась — всю жизнь «носила» первый размер, а тут, на сорок пятом году жизни, привалило такое счастье!

Не преминула поделиться им с подругой, которая при виде «подарка судьбы» пришла в ужас и стала требовать, чтобы я, прервав отпуск, летела в Москву и там немедленно проконсультировалась у онколога. Лишать себя и близких долгожданного отпуска мне категорически не хотелось, но я пообещала: вернемся домой — первым делом отправлюсь на обследование. Однако к врачу поехала только, когда грудь начала сильно болеть.

Осмотр у профессора-онколога длился минуты две. После чего Дарья Аркадьевна услышала диагноз:

-Запущенная стадия рака. Операция, скорее всего, бесполезна. Будет лучше, если оставшиеся три месяца жизни вы проведете в кругу семьи, а не в больничной палате.

Дарья робко попросила:

— Давайте все-таки попробуем прооперироваться.

Врач ответил как его коллега из анекдота:

-А смысл? Впрочем, если вы настаиваете, должен ознакомить вас с расценками на собственно оперативное вмешательство, инструментарий, лекарственные препараты…Тратиться не советую. Деньги еще пригодятся.

Названных хозяином кабинета сумм писательница не слышала — в голове стучало: «Как сказать о диагнозе мужу? А дочка? Ей же всего одиннадцать лет! В таком возрасте лишиться матери…»

Рвавшуюся изнутри истерику прекратила Оксана, к которой Дарья заявилась, перемазанная помадой, тушью и слезами. Лейтмотив ее гневной речи подруги звучал так: «Какой же надо быть сволочью и идиотом, чтобы, на глазок поставив диагноз, убить человека сообщением о скорой смерти!»

Закончив ругаться, подруга перешла к конструктивной части:

— Поедешь завтра в прекрасную 62-ю онкологическую больницу, к доктору Игорю Анатольевичу Грошеву. Получишь у него направления на анализы и обследования. Когда результаты будут готовы, он назначит лечение. Если Грошев скажет: «Нужна операция» — соглашайся, не раздумывая. Оперируйся там же — ни в коем случае не трать время на поиски «светил» с регалиями и званиями. Ложиться под нож нужно к хирургу, у которого такие операции поставлены на поток, который делает их каждый день. Поняла?

Кое-как пережив ночь, Дарья вошла в кабинет доктора на негнущихся ногах. Но Игорь Анатольевич — в противоположность предыдущему профессору — оказался очень милым человеком, приветливым и улыбчивым. Тщательно осмотрев, беседовал с больной не менее получаса. Из этой беседы Дарья вынесла главное: онкология на ранних стадиях прекрасно лечится, но если даже болезнь запущена, речь идет о годах — а вовсе

не о трех месяцах! — жизни.

Конечно, Дарья очень боялась. Сначала боялась пункции. Спросить у доктора, что это за «зверь», почему-то не решилась и целую неделю не спала, рисуя в уме ужасные картины. Оказалось, это просто укол: в уплотнение вводят тоненькую иглу и забирают в шприц чуточку жидкости. Боли она не почувствовала никакой! И, выходя из процедурного кабинета, даже похихикала над сочиненными в ночной тиши страшилками.

Потом пришла очередь других страхов — перед операцией. Дарье вдруг вступило в голову, что она может не проснуться после наркоза. А тут еще в очередях на сдачу обязательных накануне операции анализов одна за другой стали попадаться тетки, взахлеб рассказывавшие о предстоящем «кошмаре»: «Сама операция очень болезненная, но и она ничто по сравнению с муками, которые ждут вас, милочка, в реабилитационный период! Шов будет нестерпимо ныть, от химиотерапии вас будет постоянно тошнить, выпадут все волосы, а от гормонов раздует до неимоверных размеров!» Дарья слушала, не пропуская ни слова, и каменела от ужаса.

Мастэктомию- так по-научному называется удаление молочной железы — Донцова перенесла пятнадцать лет назад. На самом деле, ни во время операции, ни после никакой боли не было! Само вмешательство проводилось под общим наркозом, а до той поры, пока шов не затянулся, кололи обезболивающие. Во время химиотерапии мутило, но эта тошнота — детский лепет по сравнению с токсикозом во время беременности. Неприятность с облысением — да, случилась. Но, по словам Донцовой, как только химиотерапия закончилась, волосы начали расти, как сумасшедшие. Причем и в тех местах, где могли бы этого не делать. На ногах, например.

Что же касается «раздувания» от гормонов, то в период их приема — да и вообще когда-либо! — Дарья не советует есть картошку с мясом, заедая ее батоном с маслом, и баловать себя перед сном какао с пирожными! Если пересмотреть режим питания, употреблять здоровую пищу, регулярно заниматься спортом – хорошая фигура сохранится, несмотря на таблетки.

«Рак юморных боится, как огня»

К счастью, наличие теток-истеричек в предоперационный период было компенсировано очень веселыми соседями по реанимационной палате. Вопреки предостережениям и предвестиям, операция прошла в плановом режиме, и Дарья проснулась в реанимации не от непереносимой боли, а от доносившегося с соседней кровати храпа. Его издавал страшноватого вида (а кто в реанимации сойдет за красавца?) дедуля, оказавшийся на поверку обладателем неистребимого чувства юмора.

Сначала он начал травить матерные анекдоты, от которых она — в общем-то, небольшая любительница острот на тему ниже пояса — просто умирала со смеху. Потом, решив немного передохнуть, потребовал «алаверды» от нее. Запас непристойных анекдотов Донцовой оказался не в пример беднее — пришлось вспоминать случаи из журналистской практики. Сосед похохатывал и вставлял меткие, изобилующие ненормативной лексикой, комментарии.

Вот так вот, безудержно веселясь, Дарья нет-нет да и бросала взгляд на обитательницу третьей реанимационной койки. Голая, прикрытая только простыней (как и они с дедком), тетка лежала, не шевелясь и не издавая ни звука. О том, что она в сознании и слышит их треп, можно было понять только по нахмуренным бровям и губам, презрительно сложенным куриной гузкой.

В конце концов, тетенька сдалась — начала потихоньку прыскать, потом захохотала в голос, а разойдясь, исполнила такие залихватские частушки, что Дарья с дедом от смеха чуть не попадали с кроватей. По окончании выступления исполнительница смущенно отрекомендовалась: дескать, не подумайте, что хабалка какая-то — работаю преподавателем русского языка и литературы, а частушки слышала в деревне, где летом отдыхала.

Визит дежурного реаниматолога застал троицу врасплох.

— Что тут происходит?! — сурово осведомился врач. — Евдокимов, — он обернулся к дедку,- опять хулиганишь?

— Доктор, так тут ни радио, ни телевизора нет — приходится самим себя развлекать. Помирать — так с музыкой.

— Ну, вы уж точно не помрете, — заверил реаниматолог. — Все отделение от вашего хохота ходуном ходит.

— Тут вы правы,- легко согласился Евдокимов. — Рак — он серьезных и унылых съедает, а юморных, как огня боится.

Спустя несколько лет, уже будучи автором многих детективов, Дарья Аркадьевна встретилась с Евдокимовым на одной из автограф-сессий. Крепкий, пышущий здоровьем мужчина средних лет несколько минут пристально рассматривал ее, стоя в сторонке. Когда народ рассосался, подошел, протянул книгу, и у них состоялся такой диалог:

— Не узнаешь? Я Евдокимов, мы вместе в реанимации лежали. Еще анекдоты травили…

— Вы живы?- задала Дарья совершенно идиотский вопрос.

-А чего нам сделается? Я ж всегда говорил: «Юмор рак гонит!» Когда тебя по телевизору видел, сомневался: ты — не ты? В реанимации-то старушонкой смотрелась, еще думал тогда: «Вот бабулька какая прикольная попалась!» А сейчас услышал, как ты смеешься, — последние сомнения отпали!

Лакмусовая бумажка

…Жизнь так устроена, что все в ней стремится к равновесию. Наградив веселыми соседями в реанимации, в очереди на первую послеоперационную перевязку судьба

подсунула Дарье редкую истеричку. Тетка подсела к ней сама и зловещим шепотом принялась стращаь: выдержать перевязку выше человеческих сил! Это такая боль! Такой ужас! Такая катастрофа и такой кошмар, что всех из перевязочной выносят на носилках!

На самом деле болезненных ощущений не было. Старую повязку врач с медсестрой аккуратно сняли, смочив каким-то дезинфицирующим раствором, а потом, смазав края шва йодом, наложили новую.

После операции рука с той стороны, где шов, плохо поднималась. Однако есть специальная гимнастика, которая помогает ее разработать,. Врачи рекомендуют заняться плаванием. Но, по мнению Дарьи, лучшего средства, чем обычная домашняя работа: мытье полов, чистка ковров, развешивание белья — не существует. Она считает, что жалеть себя и доставать близких нытьем — последнее дело. Они и без того измотаны страхом, но «держат» лицо изо всех сил.

Вообще, онкология — своеобразная лакмусовая бумажка. Она в полной мере выявляет и характер заболевшего человека, и качества людей, которые его окружают. Попав в больницу, Дарья узнала, какие у нее замечательные подруги. Они дежурили у ее кровати, кормили черной икрой. Про мужа с сыновьями и говорить нечего. Каждое утро Александр Иванович влетал в палату с термосом куриного бульона и кастрюлькой полезной для крови полупрожаренной печенки. Вливал и заталкивал в жену все это сословами: «Надо, Федя, надо!» — и уносился на лекции.

Ближе к полднику кто-нибудь из друзей семьи приносил приготовленные на пару рыбные котлетки и домашний тортик. И домочадцы, и друзья сплотились и, выстроившись «свиньей», пошли в атаку на болезнь Дарьи. В конце концов, внизу, у больничной вахты, появилось объявление: «К Донцовой больше восьми человек в день не пускать!»

«Мужчина живет с Вами, а не с Вашим бюстом»

В жизни Дарье Аркадьевне встречалось очень много хороших людей, которые помогали ей, не ожидая благодарности или ответной услуги. Иногда человеку даже вовремя сказанного слова бывает достаточно, чтобы появилась надежда, и он перестал чувствовать себя загнанным в угол.

Обычно в России среднестатистическая женщина, которой удалили грудь, с ходу записывает себя в разряд неполноценных и в своем собственном представлении становится «недоженщиной». Сколько раз в онкобольницах Донцовой приходилось слышать такую фразу:

— Все, теперь муж меня бросит…

Обычно она пыталась возразить:

-С чего бы это?! Он же живет с Вами, а не с Вашим бюстом! А если для него внешность важнее души, то радуйтесь, что избавились от человека, который на самом деле Вас не любит.

Мужчины спят не с телом, а с душой, считает писательница. Если женщина интересна как личность, если она успешна и не достает окружающих нытьем — от поклонников отбою не будет. Этим поклонникам будет совершенно безразличен размер бюста возлюбленной или даже его отсутствие.

«Защити то, что тебе дорого!»

Чтобы фигура была в форме, Дарья Донцова три раза в неделю по три часа — с двадцати до двадцати трех — занимается в фитнес — клубе. От занятий на тренажерах она получает огромное удовольствие. А подтолкнула ее к этому одна незатейливая мысль: старость неизбежна, ее нельзя ни отменить, ни даже отодвинуть, но можно сделать бодрой и не нуждающейся в постоянной помощи.

Дарья Донцова не хочет, достигнув восьмидесяти лет, звонить Маше и просить: «Доченька, приезжай — посади меня в ванну!» Хочет самостоятельно садиться в эту ванну, самостоятельно вылезать оттуда, подниматься — если у кого-то из друзей отключат лифт — на любой этаж.

Иногда ей приходится слышать: «Я перенес тяжелую операцию, и мне спорт противопоказан». Ерунда! Когда человек начинает регулярно заниматься, у него снижается уровень холестерина, приходят в норму сосуды, исчезает одышка. Он забывает, что такое депрессия, потому что все негативные эмоции во время тренировок сгорают дотла. Жизненный опыт Дарьи Донцовой это подтверждает.

Когда писательница снялась обнаженной, Интернет просто взорвался. Проект Первого канала пропагандировал прививку против рака шейки матки. Главным вдохновителем проекта стала Елена Малышева. Чтобы родители начали приводить девочек на эту прививку и чтобы люди о ней узнали, Малышева попросила Алену Свиридову, Викторию Дайнеко, Наталью Подольскую, Андрея Малахова, Митю из группы Hi-Fi, Любовь Толкалину, Жанну Фриске, Анастасию Стоцкую, Леру Кудрявцеву, Ольгу Родионову и Дарью Донцову сняться обнаженными для рекламного плаката. Слоган был такой: «Защити то, что тебе дорого!»

Стоило плакатам появиться на улицах, как в Интернете появилась масса комментариев: «Голову Донцовой приставили к чужому телу!» А потом несколько месяцев шло обсуждение: чей же именно организм писательница присвоила?

Дарья Аркадьевна читала версии — и умирала от смеха. Ну и, конечно, страшно гордилась собой. Диет она никогда никаких не придерживалась. Принцип в питании у нее всего один: не объедаться. Всем, кто очень хочет сбросить вес, Дарья советует отменить мучное, сладкое и жирное и заниматься спортом.

На протяжении многих лет благотворительная программа Avon «Вместе против рака груди», чьим послом в России Дарья Донцова является с 2008 года, каждое лето устраивает марш. Для участия в нем люди съезжаются со всей России. Те, кто болен, и те, кто выздоровел. Когда человек, теряющий надежду, видит сотни, тысячи людей, победивших онкологию, это воздействует на пребывающий в панике мозг мощнее, чем десяток бесед с психологом.

По мнению Дарьи Донцовой, поставленный онкологом диагноз вовсе не означает, что следующая остановка — крематорий! Потому что первая стадия рака излечивается в девяноста восьми процентах случаев, вторая — в девяноста.

Еще больший вред, чем публикации журналистов о том, что страшный рак неизлечим, по мнению Дарьи, способен нанести Интернет. Она считает, что очень тяжело пробиться к разуму женщин, начитавшихся заметок на онкофорумах. Те, кто вылечился, туда не пишут.

С третьим мужем писательница живет в браке уже 35 лет.

Что касается детей, то у них тоже все хорошо. Маша работает байером, в Москве бывает редко – родители отслеживают ее передвижения по миру по телефонным звонкам: то она в Париже, то в Милане, то в Лондоне. Дочь окончила с красным дипломом психологический факультет МГУ, но с мечтой о профессии байера не расставалась все пять лет учебы. Маша очень любит свою работу и страшно гордится тем, что всего добилась сама. В личной жизни у нее тоже полный порядок.

Аркадий работает за границей. У среднего сына Димы и его жены Риты растут две дочки — тринадцатилетняя Настя, очень похожа на Машу в детстве, и младшая -семилетняя Аринка. Почти каждые выходные они всей семьей приезжают в гости.

О бывших супругах — Дмитрии и Борисе — Дарья отзывается очень уважительно, Они умные, интеллигентные, прекрасно воспитанные люди. Рядом с Дарьей, по ее мнению, вообще никогда не было подлых мужчин. Конечно, она знает, что такие существуют, но ее они почему-то обходили стороной.

На пороге своего 65-летия Дарья Аркадьевна Донцова здорова и абсолютно счастлива.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Майорова И.Дарья Донцова. Я очень хочу жить/ Ирина Майорова//Караван историй-. 2012.- №6.

2.Мамина кухня / Л. Рубальская, Д. Донцова и др. :Домашние рецепты от знаменитых людей//Домашний Очаг. — 2008. — N 3. — С. 256-263. — фот.

3. Шаблинская О. «Я выбрала жизнь!»: Дарья Донцова — о победе над раком, потерянных зубах и пирожных за углом // Аргументы и факты. — 2013. -№ 33 (1710).- 14 августа. — Стр. 46-47.

29. 07.17. Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Тольяттинская библиотечная корпорация»
e-mail:rossinskiye@gmail.com; Страница группы Вконтакте http://vk.com/library_foliant

Юбилей В А А Ю Цунский, журналист, писатель, переводчик поэзии Москва Интервьюер С Олещук


Похожие статьи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: